Горячие новости

О чем вы?

ИюльансамбльЕсли вы молодой и (уже) уставший человек с повышенной тревожностью и неоправданно обостренным страхом смерти - возможно, вам понравится дебют «Июльансамбля» на сцене Практики, где рыжаковцы совсем недавно стали новыми резидентами. В спектакле Тадаса Монтримаса «Несколько разговоров о (Христе)» все хотят на ручки и домой (прям как вы!)

 

В основу постановки легла пьеса литовского драматурга Текле Кавтарадзе, где автор собирает истории жителей современного города, довольно прямолинейно обнажая их страхи и чаяния. В сущности, нам все равно, каковы отношения между персонажами этой составленной из обрывочных диалогов и монологов пьесы - основным связующим звеном между мальчиком-социопатом, его умирающей матерью, их соседкой и другими героями спектакля становится одиночество каждого, неспособность справиться с собственным существованием.

Отсутствие видимой помощи и ее поиск, собственно, и приведут к разговору о боге, который, впрочем, не найдет особого развития. Напоминанием о главной теме «разговоров» будет служить только человек, не имеющий слов, но периодически выходящий на сцену между основными блоками спектакля - он красит стены в голой белой комнате, где происходит действие, и где персонажи пытаются построить из картонных коробок и светодиодных палок какую-то общую - лучшую? - жизнь.


В остальном разговоры остаются мелодраматичными бытовыми высказываниями про одиночество, отношения, страхи и другие формы существования, которые, как мне кажется, резко теряют в масштабе и значимости, если говорить о них прямо (однако здорово, что о них вообще говорят). Пожалуй, лучшая находка режиссера в этом спектакле - проговаривание всех пауз, указанных в пьесе, похожей на киносценарий. Эти постоянно звучащие паузы, не препятствуя динамичности спектакля, разрежают перенасыщенный чувствами и чувственностью текст, сконцентрированный на состоянии людей, а не на их действиях и остраняет лобовые высказывания героев, помогая пробиться сквозь скучную плоскость клишированных слов к их сглаженной сути.


Режиссер попытался визуализировать внутренний поиск героев с помощью различных форм взаимодействия актеров с текстом - реплики персонажей заранее записаны их исполнителями и на протяжении всего спектакля звучат фонограммой для пластических зарисовок артистов. Поля «звука свыше» и видимого действия постепенно соприкасаются и пересекаются в разных вариациях: артисты двигаются, иллюстрируя произносимый текст, потом существуют вразрез с ним, вторят фонограмме или разбивают живой речью запись собственных голосов. Тут даже «споют» на языке жестов (очень обаятельная сцена в исполнении Рональда Пелина , резко вырывающаяся из ткани спектакля своим немым драйвом).


Первая сцена спектакля прямо отсылает нас к фильму «Танго» Збигнева Рыбчинского - актеры по очереди выполняют простые движения, в конце-концов превращаясь в клубок никак не связанных друг с другом механических тел. Этот ход - безжизненное повторение действий- еще не раз будет использоваться в спектакле. В этом стерильном пространстве бог должен появиться из самой сложной машины.


В последнее время разговоры о Христе стали проникать в инфополе повсеместно (вот, например, замечательная реклама бога, если вам интересно; если ваши чувства уязвимы и вы оскорбляетесь, пожалуйста, не смотрите ее). То ли это происходит в силу долгой табуированности самой темы, то ли ощутимый общечеловеческий кризис по-новому проявляется адекватно времени - в любом случае, сам образ бога появился в масскульте как-то внезапно и лихорадочно, как будто если сейчас, вот прямо сейчас не обратиться к нему - не важно, в какой форме - он уйдет совсем. Кажется, в этом есть какая-то истеричная потребность в защите и прощении, которую мы просто еще не научились нормально выражать.

 

 

материал подготовила Ирина Ефимова

 

 

 

 

Другие материалы в этой категории: « В ожидании справедливости

Оставить комментарий

Наверх