Горячие новости

Путешествие на самое дно

Опера нищих

Андрей Прикотенко поставил на сцене театра Сатиры свою вариацию Оперы нищих Джона Гея. Текст пьесы полностью переписан режиссером, переведен на современный русский язык и наполнен необходимой для придания окраски «городского дна» лексикой.



Дать зрителям почувствовать отсутствие границ между игрой и реальным миром. Говорю на сцене на том же языке, что слышится из подворотни, потому что жизнь наша катится ко всем чертям. Но увы, прием не сработал, осовременивание пьесы, обострение углов и вывод на сцену гипертрофированных, почти карикатурных персонажей растоптало идею «поговорить» с залом о наболевшем.

 


Спектакль стоит увидеть хотя бы ради игры Максима Аверина, который, оказывается, способен самозабвенно работать над образом и парить над текстом, вне зависимости от предложенных обстоятельств.


Режиссер используют Брехтовский прием отстранения именно с Авериным, когда вдруг всё происходящее вокруг замирает, герой словно переступает за рампу и обращается напрямую в зал. Колючий взгляд высматривает жертву среди сидящих в партере, он обращается ко всем сразу и каждому по отдельности в надежде найти отклик в глаза зрителей.


Актёр не играет, он проживает, пропускает через себя историю. Кажется, Аверин ныряет с головой в образ и сливается с ним воедино. Слезы сменяют улыбку, мягкая кошачья поступь молниеносно переходит в резкие прыжки. Актер рвется за пределы образа Макса, ему тесно в этом спектакле, на этой сцене, кажется он способен на большее и сдерживать себя уже нет сил.



Идея вживления простого языка, звучащего на темных улицах и в отдаленных районах в театр должны были наполнить его новой жизнью, невиданной до сих пор на сцене Сатиры.

Чтобы донести глубокую мысль при помощи обсценной лексики нужна какая-то дополнительная цель, не только «усиление» крепкими словами ради густоты красок. Когда Вырыпаев пишет свой «Июль», грубый жесткий и принципиально не облагороженный, он параллельно сплетает мелодичные узоры, прорывающиеся через хлесткий язык.

В его тексте слышится борьба плоти и духа, она четко разделяется лексически, если вдуматься. Более того, текст «Июля» предназначен для чтения актрисой, обычно это тонкая хрупкая девушка, вроде Полины Агуреевой или Алёны Старостиной, что тоже оттеняет сам текст.



Прикотенко переусердствовал с жирными мазками, когда брутальные мужчины и уличные женщины произносят со сцены переписанную им Оперу нищих, получается чёрное на чёрном. Сюжетная линия тонет в звучных хлестких выражениях, спектакль, способный стать громким высказыванием, превращается в дешевый сериал с плохими актерами. Даже на настоящую живую перепалку людей «дна», как-то не тянет. Отпиленные ноги и окровавленная одежда хороши, когда это приправа, а не основное блюдо.



К сожалению, к предложенным обстоятельствам оказалась не готовы и актеры, персонажи получаются картонными, за редким исключением. В своём большинстве каждый играет какой-то свой сюжет, не пытаясь влиться в единый ансамбль и слабо взаимодействует с другими. То ли актеры тонут в тексте, то ли вовсе не готовы к работе с современной драмой, где любая фальшь ложится грубым швом, невозможно спрятаться за театральными жестами, не естественными кивками и закатыванием глаз.



Светлана Рябова выглядит убедительнее многих, ей удаётся собрать образ Маши. Не пережимая, тихо, мягко воплощать его. Простая уставшая от жизни и борьбы женщина, которая была когда-то молода, красива и желанна, привыкла терять всё под чистую и не роптать на судьбу. Рябова играет очень спокойно, не пытаясь выдавливать из себя эмоции, её героиня слегка аморфна и актриса работает в этом направление. Рябова с легкостью принимает «правила игры» и текст не мешает ей существовать на сцене, она не ставит излишних акцентов, не имитирует слезы (что кажется вообще диким в современном театре), просто спокойно и сдержанно показывает историю Маши.



В целом спектакль получился немного скомканным, неясно проступает сюжетная развязка. Андрей Прикотенко попытался достучаться до сердец и умов зрителей нетривиальным способом, возможно в этот раз получилось не всё задуманное и в будущих работах режиссер попробует найти более тонкие приёмы. 

 

 

 

 

Оставить комментарий

Наверх