Горячие новости

Роковая шутка

Салемские ведьмыСергей Голомазов представил московской публике свою вариацию пьесы Артура Миллера «Суровое испытание», спектакль вышел под на названием «Салемские ведьмы» и повествует о событиях в маленьком американском городе, произошедших в конце 17 века.

 

Компания девочек спровоцировала настоящую «охоту на ведьм», в ходе которой пострадали сотни человек, жителей захлестнула волна мести, люди стали обвинять друг друга в колдовстве, чтобы просто расквитаться с обидчиком, либо в надежде решить свои имущественные вопросы. Судебные процессы не прекращались месяцами, 19 человек были казнены.

 

В полумраке сцены появляется группа девочек – подростков в коротеньких белых платьях, они нашептывают – напевают что-то похожее на обрядовые языческие песни, глаза горят, сзади пробегают лучи света, зал погружается в полумистическую атмосферу страшной сказки, главными персонажами которой станут не ведьмы и вурдалаки, а обычные люди с их мелочной жаждой власти и наживы.  Звук резко замирает, свет гаснет, маленькие ворожеи падают без чувств.

 

Уже в следующей сцене выясняется, что одна из девочек не пришла в себя, горожане, жадные до сплетен, сразу поставили свой диагноз – ребенком завладел дьявол. Обеспокоенный отец, он же местный пастырь, вызывает священника, чтобы успокоить соседей.

Гнетущее состояние усиливается от минуты к минуте, посреди сцены, выгнувшись в неестественной позе, свесив голову и ноги с деревянной планки, лежит девочка в ночной сорочке. Её длинные распущенные волосы практически касаются пола, всем своим видом она напоминает картину из фильма ужасов, где изгоняют Дьявола.

 

Вокруг неё суетливо перемещаются фигуры, горожане, вхожие в дом Его преподобия, сам ошарашенные отец, её сводная сестра - Абигайль Уильямс. Родственники выглядят напуганными и сметенными, соседи же уже не скрывают злорадной улыбки – дочь священника – прислужница Сатаны. Но это еще не начало истории, отправной точкой станет страх вызванный у зачинщицы ночных танцев в лесу, Абигайль.

 

Когда, прибывший для разъяснения обстоятельств священник начнет с пристрастием допрашивать девушку, она признается во всем чём угодно, дабы избежать наказания за детскую шалость. Абигайль подтвердит и связь с дьяволом, и назовет его сообщников и сразу же, вместе с подругами встанет «на путь истинный», дабы искупить грехи и остановить разгул темных сил в городе.  

 

Настасья Самбурская рисует образ Абигайль крупными мазками, она очень быстро переключается с роли жертвы, на роль палача, девушка воплощает в себе смесь пороков и какой-то детской наивности, она искренне верит, что можно приворожить любимого, что, убив его жену, она разрушит всё преграды, мешающие воссоединиться ей, и «разжегшему в её сердце огонь», мужчине.  Временами Абигайль похожа на дикого зверька, затравленного волчонка, который смотрит исподлобья на весь мир и ненавидит. Собственное одиночество, страх, невозможность вписаться в рамки здешних устоев делают из молодой девушки настоящее исчадье Ада. Непонятая и обманутая, она крушит всё на своём пути, манипулирует подругами, лжет и заставляет лгать всех остальных.

 

Самбурская только однажды позволяет своей Абийгаль стать маленькой беззащитной влюбленной девочкой. Секундная слабость наедине с возлюбленным, Джоном Проктором, когда девушка рассказывает ему всю правду, про невинные ночные пляски, в самом начале спектакля, дает зрителям возможность понять, что чувствует Абигайль. На мгновения она становится обычным недолюблённым ребенком, который повзрослев, нашел истинное чувство и не верит, что обманулся.

  

Дальнейшие события развиваются крайне быстро, компания подруг действует как единое целое, они указывают на приспешников дьявола, упиваясь собственной властью и на радость взрослым. Благородные мужи, стоящие во главе города, теперь могут решать собственные проблемы при помощи святой инквизиции, всего-то нужно, подговорить девочек указать пальцем на того или иного человека. 

 

Командная работа актрис, исполняющих роли маленьких вершительниц правосудия удивительно слажена. Они чувствуют друг друга, подстраиваются и дышат в одном ритме. Им удается при всём этом сохранить удивительную искренность своих действий, девушки работают в четких рамках, не переходя допустимых границ и не превращая происходящее в фарс, их действия вызывают страх, а не смех.  

 

На судебных заседаниях на заднем плане сцены появляются подвешенные длинные чёрные пальто, как символ уже погибших на виселице людей. Когда приговоры будут выноситься один за другим, десятки чёрных одежд взметнутся над сценой, кто-то будет пытаться надеть на себя одно пальто поверх другого, кто-то просто откинет в сторону чужую верхнюю одежду, словно ненужный мусор.  

 

Одним из самых интересных образов получился у Дмитрия Гурьянова, он исполняет роль приезжего священника, специалиста по борьбе с темными силами, Джона Хейла. Уверенный в себе и своих силах в начале, он сгибается под грузом свершенных судебных разбирательств в конце. Перед свершением последних казней Джон Хейл двигается медленно, сломленный и растоптанный, он чувствует тяжесть происходящего всем телом.

 

На плечи актера накидывают одно за другим тяжелые длинные черные пальто, символ душ приговоренных к смерти людей, каждый шаг будет даваться всё сложнее и сложнее. Дмитрий Гурьянов показывает длинный путь священника от уверенного в себе победителя, до поверженного и раскаявшегося мученика, который уже не в состоянии что-то изменить, но он не может не смириться с разбушевавшийся бурей.

 

Спектакль Голомазова говорит об истинной вере, о способности людей манипулировать чувствами и страхами других, для достижения своих целей. В реалиях судебных разбирательств по статье «Оскорбление чувств верующих» и вынесении обвинительных приговором за «Ловлю покемонов в церкви», история Салема не кажется такой уж далекой и нереальной. 

 

 

 

 

Другие материалы в этой категории: « Заиндевевшая красота Сказка из памяти и пепла »

Оставить комментарий

Наверх