Горячие новости

Прощаясь, не проститься

Разговоры после прощанияЗаходя в зал, зрители попадают на окраину небольшого французского городка. На дворе стоит осень, ярко оранжевые, с багряными прожилками кленовые листья не хотят лежать аккуратно убранными у порога.  Они прокрадываются на лестницу, рассыпаются на столе, падают в бочку с дождевой водой и, кажется, пытаются заползти в дом.

 

Окна зашторены, но усадьба не выглядит брошенной, на веранде прибрано, стулья расставлены вокруг деревянного стола.  Дом словно замер в предвкушение, ожидая хозяев, как замирают зрители после третьего звонка.

 

 

В камерном пространстве Малой сцены театра на Малой Бронной состоялась премьера спектакля Михаила Станкевича, «Разговоры после прощания». За основу работы режиссер взял пьесу французского драматурга Ясмины Реза со схожим названием – Разговоры после погребения. Что же погребено в начале пьесы? Тело отца троих, каждый по-своему несчастных, взрослых людей, или отношения влюбленных, которым что-то всё время мешало быть вместе? В этом и предстоит разбираться зрителю на протяжение полутора часов.

 

 

Камерное пространство обладает особой магией, нет границы между сценой и залом, за счет этого весь спектакль смотрится, как история соседей, развернувшейся в один из дней. Актеры обходятся без театральных жестов и надрывных криков, вся красота их работы в полутонах, они рисуют образы легкими мазками, подобно Ренуару или Писсаро.

 

 

Спектакль буквально «дышит» французской провинцией, закипающий глинтвейн, мясное рагу в духовке, сигаретный дым и вино в высоких бокалах, создают необходимый флёр. Когда одна из героинь неожиданно перейдёт с русского языка на французский все совершенно станет на свои места. Работа Станкевича получилась очень атмосферной. Он смог перенести на сцену пьесу Реза не потеряв характерного колорита.

 

 

Мариэтта Цигаль-Полищук выходит на первый план с момента своего появления на сцене. Она немногословна и сдержана в жестах, но то как она держится, как смотрит из под широкополой шляпы и прикуривает сигарету, заставляет смотреть на неё неотрывно. В последующих сценах, когда, казалось бы, внимания зрителя привлечено к другим героям пьесы, очень интересно наблюдать именно за Мариэттой. Порой актриса одной лишь пластикой выражает весь спектр эмоций. Пока вокруг раздаются крики, люди пытаются выяснять отношения, решить проблемы, накапливающиеся годами, Мариэтта сидит в неестественной позе, поглощённая своими мыслями, и её внутренняя борьба много сильнее, чем крики снаружи.

 

 

«Разговоры после прощания» смело можно назвать ансамблевым спектаклем, актеры поочередно передают друг другу главенствование, работают слаженно, двигают действие совместными усилиями. Именно за счет этого, материя спектакля плавно перетекает, погружая зал то в радостные переживания, то в горестные.

 

 

Михаил Станкевич очень точен в распределение акцентов, помогают ему в этом и художник по свету, Нарек Туманян и режиссер по пластике, Рушан Иксанов. Невычурные, естественные, но очень понятные и одновременно красивые жесты в струящемся свете переводят недосказанности в невербальный язык. Создается ощущение, что в этом маленьком французском поместье, достаточно видеть и чувствовать, тогда и слова не нужны. В конце истории возникает вопрос, а может быть и в повседневности стоит больше уделять внимания не словам, но ощущениям?

 

 

 

 

 

 

Оставить комментарий

Наверх