Горячие новости

Борис Годунов

Борис Годунов в Ленкоме

8 сентября 2014 года Константин Богомолов дебютировал в Ленкоме спектаклем «Борис Годунов»

Сам текст пьесы никогда не потеряет актуальности, через свои рифмы Пушкин говорил с читателем о политике, нравственных проблемах и измученной, раздираемой власть имущими стране. В этой работе Константин Богомолов не просто показывает пороки современного общества, он безжалостно провоцирует зрителя, упрекая его в молчание и принятие порядка вещей. Режиссер пытается раскачать зал, вывести его на диалог, и надо сказать, ему это удаётся, зрители самозабвенно пишут отзывы о просмотренном. Мир произведения “Борис Годунов” выглядит крайне злободневно, ничего в нем не изменилось за минувшие сотни лет, борьба за власть, кумовство и заискивание перед сильными кажется никогда не исчезнут из привычного обихода общества. Спектакль Бомолова удивительно статичен и выдержан. Казалось бы, ничего действенного не происходит, но смысл, вкладываемый в текст и скупое движение выплескивается через края сцены и растекается по залу. Нелицеприятная правда сталкивается с отрицанием, отторжением, зритель сопротивляется, не желает смотреться в такое зеркало, оно кажется кривым и не вызывает должной самоиронии. Тем временем актеры не сдаются, они продолжают и продолжают медленно раскачивать маятник, раздирать, руками своих персонажей, страну на части. Слова Пушкина (Виктор Вержбицкий) о качестве зрителя, последняя шпилька, брошенная со сцены, дальше все пойдет на убыль. Здесь множество аналогий и аллюзий, какие-то узнаются сразу, какие-то совсем не ясны: будь то бесполое изображение терзаемой всеми страны в лице убитого тираном, или растерзанного толпой мальчика, коса на голове Марины Мнишек, звезда Давида на груди Курбского - все намекает залу, это Пушкин писал на века, это про нас с вами, безмолвствующую толпу и дорвавшихся. Актерский состав бесподобен. Александр Збруев не просто играет царя Бориса, он проходит путь от решительного тирана, способного переступать через любую мораль не мешкая, до уставшего, измученного человека, желающего счастья своему сыну и благословляющего его на другую, чистую и праведную жизнь справедливого правителя. Марина Мнишек изображена Марией Мироновой умной, холодной и крайне расчётливой женщиной, которая даже и не думает притворяться и лукавить, а открыто заявляет о своих целях. Её жесты, легкий акцент, интонирование, завораживают. Богомолов открыл театральной Москве совсем другую Марию, ту, которая проглядывалась почти 10 лет назад на камерных показах Жолдаковских “Федры” и “Кармен”, настоящую актрису, безупречно владеющую языком современного театра. Её мимика, пластика, голос подстраиваются под образ, или скорее она находит в себе части образа и выпускает их во вне. От этого героиня выглядит пугающе живой. Это уже не вымышленное эфемерное существо, а женщина из плоти и крови, способная сметать города и уничтожать армии одним взмахом ресниц. Выделяется на общем фоне самозванец Игоря Миркурбанова, пластичный и текучий Отрепьев, способный играть и подстраиваться, неожиданно влюбляется в полячку и сбрасывает маску, теряя всякое самообладание. Он так искренен в своих чувствах и словах, что невольно вызывает сострадание, на какой-то момент на сцене стоит не убийца и дебошир, а влюбленный мальчик, который просто хочет счастья себе и любимой женщине. Мгновение, как ему и присуще, быстро проходит. Перед залом снова Лжедмитрий в полной красе, жесткий, резкий, идущей к цели.

Этот спектакль невозможно смотреть и воспринимать только на эмоциональном уровне, не получится и насладиться классикой, здесь о другом и про другое. Богомолов заставляет зрителя размышлять, выбивает из под него мягкое кресло, взывает к ответному действия. Кто-то не выдерживает и уходит в антракте, а кто-то возвращается на спектакль спустя пару месяцев и смотрит на него совсем другими глазами. Удивительное свойство работ Константина в том, что их хочется пересматривать, они многослойны и раскрутить все запутанные нити скомканного клубка с первого раза вряд ли вообще возможно.

Другие материалы в этой категории: « Евгений Онегин Иллюзия »

Оставить комментарий

Наверх