Горячие новости

Мир, которого мы достойны

Злачные пажити

Маска Плюс

Злачные пажити

по Анне Старобинец 

фантастические рассказы

Режиссура и сценография: Юлия Ауг

Фотограф: Виктор Дмитриев, Мария Нестратова

 

 

Спектакль Юлии Ауг «Злачные пажити» вырос из эскиза, созданного в рамках творческой мастерской «Актуальный театр». В основу работы легли два рассказа Анны Старобинец «Паразит» и «Злачные пажити» - настоящие современные антиутопии. Они говорят не то что про грядущий завтрашний, а уже про практически наступивший сегодняшний день.


Пока зрители рассаживаются по местам, актер (Тимофей Мамлин) уже находится на сцене, он сидит спиной к залу, рассматривает видеозаписи, демонстрирующийся на экране – заднике сцены. В коротких роликах запечатлены крупным планом лица людей, каждому из них задают одни и те же вопросы, «что такое чудо?», «как выглядит ангел», собирается общее мнение по данным вопросом, которое еще ни раз прозвучит в спектакле. Когда запись закончится, изображение на экран пойдёт с камеры, расположенной на сцене, в основном будет транслироваться лицо актера, как будто теперь интервью берут у него.


К мужчине в камуфляже, всё еще сидящем на сцене, подходит женщина в белом халате. Медсестра включает триммер и приступает к стрижке, волосы падают на пол, мужчина начинает свой монолог. История «Паразита» повествуется от лица немого лаборанта научно исследовательского центра, точнее после переименования – «Научно-Церковного Исследовательского Центра», Степана Ивановича.


Из уст доброго и принимаемого всеми за слабоумного человека, который на самом деле сообразительнее многих его окружающих, рассказ звучит особенно страшно, Степан Иванович не пытается абстрагироваться, он умеет чувствовать и принимает все настолько близко к сердцу, что иногда, кажется, оно у него разорвётся.


На протяжение практически всего повествования Мамлин смотрит в зал, его взгляд передаёт боль и сочувствие, он искренни сострадает судьбе несчастного подопытного мальчика, которого церковники решили использовать в своих целях, не считаясь с последствиями, даже не пытаясь позаботиться о его чувствах, будущем. Рассказ «Паразит» в спектакле Ауг звучит более чем изобличительно, режиссер просто «кричит» о том, во что превращается власть церкви, как далеко она отошла от христианской морали и как дико зомбированное стадо, способное убивать в очереди к «святым мощам».


В последней своей сцене, укрытый лишь белой простыней – набедренной повязкой и обмытый медсестрой Степан Иванович, возвышается на табурете, уже он уверенным голосом проповедует со своего постамента, призывая прихожан склониться пред «ангелом», тем самым изувеченным жизнью, экспериментами, наукой и людским равнодушием Павлушей. В полутьме на заднике сцены высвечивается крест. «Мне их не жалко, мне вас не жалко» - бросает Мамлин в зал, и слова повисает и в без того наэлектризованном воздухе.


Вторая часть спектакля логично вытекает из первой, в обществе где уничтожены сочувствие и сострадание на корню, а примирительница и заступница сирых и убогих – церковь, для достижения своих целей использует больных детей, разговора о душе уже не идёт. Нет души – нет ценности человеческим эмоциям, чувствам и жизням конкретных индивидов. Значит всё на свете можно продать и купить. Были бы деньги.


«Злачные пажити», рассказ о жизни в транс гуманистическом обществе, где самое ценно что есть у человека – тело, тело защищено государством, специальные органы трепетно следят, чтобы не было никаких посягательств на его порчу, ведь в качественный молодой «сосуд» можно подселить оцифрованное сознание, а значит приблизиться к бесконечной жизни. Жить, переходя из одного тела в другое, или находится одновременно в нескольких телах, управлять каждым из них по отдельности или всеми сразу. Всего лишь вопрос денег, но о каких деньгах может идти речь, если это цена ни только эликсира бессмертия, но и вечной молодости.


На сцене появляется обнаженный человек (Виталий Саянок), он прикрывается руками и начинает свой рассказ, пока его обривает на лысо мужчина в маске, скрывающей лицо. История заключается в том, что что молодой парень и его жена Алиса, хотели оцифровать своё сознание для последующего подселения в новое тело (когда срок службы их тел выйдет), но их небогатая молодая семья не могла оплатить услуги фирмы, занимающейся подобными процедурами даже в кредит.


Как альтернативу, молодоженам предложили поучаствовать в экспериментальной программе – переселение в тела птиц. Воодушевленные молодые люди согласились, но уйдя из офиса компании, поддались эмоциям – нарушили закон, поднявшись на крышу здания (а тем самым подвергли свои тела риску). Теперь они приговорены к смертной казни. Их личности уничтожат, а тела передадут государству.


Когда «заключенный» пересказывает всё произошедшее, видно, как нагота сдерживает его, актёр хочет подключить тело к монологу, но вынужден быть скованным, держать руки в районе паха. В процессе повествования появляется Алиса, она стягивает с себя черную кофту и повязывает на бедра мужу, счастливые влюбленные буквально парят по сцене, целуясь и обнимаясь. Они и правда напоминают пару резвящихся в полете молодых птиц. Но Алиса исчезает, так же внезапно, как и появилась, захватив с собой черную кофту. Герой снова один и снова зажат в рамки.


Картина сменятся, теперь на сцене одевается молодой человек, он без стеснения разводит руки и постепенно не торопливо облачается. Белоснежная рубашка, черные брюки и галстук в тон подчёркивают красоту идеального тела. Параллельно уже он продолжает повествование, рассказывает о своей жизни в мире, где деньги решают всё. По хлопку на сцену из зала выходят два десятка человек, 10 мужчин и 10 женщин перемещаются по четко выверенным геометрическим рисункам, не сталкиваясь друг с другом. Так выглядит жизнь человека, способного оплатить себе 20 дополнительных сосудов и существовать в этом мире вечно.


Две антиутопии Анны Старобинец сливаются в одном спектакле Юлии Ауг, пытаясь привлечь внимания человека к внутреннему, к праву каждого на чувства, жизнь, уважение и свободу. Свободу выбора в первую очередь, возможность дышать полной грудью, а не сгибаться в четко заданных обществом и властью рамках.

 

 

 

 

Другие материалы в этой категории: « Отовсюду здесь веет холодом Безжалостное счастье »

Оставить комментарий

Наверх