Горячие новости

Материалы отфильтрованы по дате: Понедельник, 05 июня 2017

Сказка из памяти и пепла

Птица ФеликсПремьера спектакля «Птица Феликс», состоявшаяся 26 мая 2017 в театре Гонзаго в усадьбе Архангельское – явление уникальное и необычное. Действие происходит не в привычных интерьерах отремонтированных московских театров, а в удивительном пространстве – единственном в мире действующем усадебном деревянном театре. Благодаря реставрационным работам, и внешнее, и внутреннее убранство сохранились в первозданном виде, машинерия и рисованные задники тоже принадлежат той эпохе, а занавес расписан самим Пьетро Гонзаго.

 

Для привычных к шуму большого города и темпу его жизни москвичей необычно всё – и старый театр, утопающий в зелени огромного парка, и звонкая тишина, нарушаемая только пением птиц. Всё это помогает создать  нужную атмосферу. Когда, наконец, осторожно заходишь внутрь, то будто попадаешь в сказку – полумрак, прохлада, скрипящие половицы. Небольшой камерный зал  кажется поначалу чужим и в буквальном смысле ледяным (театр не отапливается), но великолепная творческая команда обжила его и вдохнула в эти стены новую жизнь.

 

Идея спектакля, а также его сценографическое оформление принадлежат Павлу Каплевичу, режиссером стал Игорь Миркурбанов, в основе постановки – поэтическая пьеса драматурга Михаила Чевеги, а исторические комментарии, сопровождающие действие, написала советник губернатора Московской области Нармин Ширалиева. Игорь Миркурбанов и Роза Хайруллина воплощают образы нескольких персонажей, заглавную роль играет Риналь Мухаметов.

 

Павел Каплевич в качестве главной декорации использует макет, напоминающий огромные крылья птицы, эта деталь, как и название постановки, отсылает нас к легенде о возрождающейся из пепла птице феникс. На обрамляющие сцену полотна, напоминающие струи дождя, проецируются архивные фотографии и документальные видео-фрагменты, что позволяет создать интересный эффект присутствия на сцене самих главных героев – Юсуповых. Музыкальное оформление позволяет еще глубже погрузиться в атмосферу того времени и тех событий.

 

Будто бы ветер листает перед зрителями страницы старой книги или семейного альбома, иногда останавливаясь и позволяя прочитать ту или иную историю. Мы наблюдаем несколько самых важных, печальных, а иногда и страшных событий из жизни этой великой семьи. Вот Николай Юсупов решает создать в своей фамильной усадьбе театр – медленная и размеренная речь Игоря Миркурбанова вдруг сменяется ярким выступлением Розы Хайруллиной в роли оперной певицы, а вот трагичное прощание братьев Юсуповых – по легенде на род было наложено проклятье о том, что только один наследник в поколении переживет рубеж в 26 лет, остальным суждено будет погибнуть, и Николай Юсупов с помощью дуэли совершает самоубийство, «уступая место» своему младшему брату – Феликсу.

 

А вот и самое известное связанное с его именем  событие – убийство Григория Распутина. То, что в этот момент делает на сцене Игорь Миркурбанов, описать словами практически невозможно – секунду назад он сидел в кресле и читал красивейшие стихи, а теперь перед нами буквально спиритический сеанс – меняются походка, голос, жесты. Проклинающий Феликса старец воплощается и пугает, восхищает и завораживает. Наконец —  щемящие стихи об эмиграции и возникающие на фоне декораций и актеров лица Зинаиды и Феликса Юсуповых, дающих интервью французским журналистам. Это финал, под музыку занавес опускается, возвращая зрителей в реальный мир.

Спектакль-сказка, спектакль-быль, спектакль-дар и приношение семье, незаслуженно забытой, но по-настоящему великой. 

 

 

Юлия Шнайдер

 

 

 

 

 

Подробнее ...

Роковая шутка

Салемские ведьмыСергей Голомазов представил московской публике свою вариацию пьесы Артура Миллера «Суровое испытание», спектакль вышел под на названием «Салемские ведьмы» и повествует о событиях в маленьком американском городе, произошедших в конце 17 века.

 

Компания девочек спровоцировала настоящую «охоту на ведьм», в ходе которой пострадали сотни человек, жителей захлестнула волна мести, люди стали обвинять друг друга в колдовстве, чтобы просто расквитаться с обидчиком, либо в надежде решить свои имущественные вопросы. Судебные процессы не прекращались месяцами, 19 человек были казнены.

 

В полумраке сцены появляется группа девочек – подростков в коротеньких белых платьях, они нашептывают – напевают что-то похожее на обрядовые языческие песни, глаза горят, сзади пробегают лучи света, зал погружается в полумистическую атмосферу страшной сказки, главными персонажами которой станут не ведьмы и вурдалаки, а обычные люди с их мелочной жаждой власти и наживы.  Звук резко замирает, свет гаснет, маленькие ворожеи падают без чувств.

 

Уже в следующей сцене выясняется, что одна из девочек не пришла в себя, горожане, жадные до сплетен, сразу поставили свой диагноз – ребенком завладел дьявол. Обеспокоенный отец, он же местный пастырь, вызывает священника, чтобы успокоить соседей.

Гнетущее состояние усиливается от минуты к минуте, посреди сцены, выгнувшись в неестественной позе, свесив голову и ноги с деревянной планки, лежит девочка в ночной сорочке. Её длинные распущенные волосы практически касаются пола, всем своим видом она напоминает картину из фильма ужасов, где изгоняют Дьявола.

 

Вокруг неё суетливо перемещаются фигуры, горожане, вхожие в дом Его преподобия, сам ошарашенные отец, её сводная сестра - Абигайль Уильямс. Родственники выглядят напуганными и сметенными, соседи же уже не скрывают злорадной улыбки – дочь священника – прислужница Сатаны. Но это еще не начало истории, отправной точкой станет страх вызванный у зачинщицы ночных танцев в лесу, Абигайль.

 

Когда, прибывший для разъяснения обстоятельств священник начнет с пристрастием допрашивать девушку, она признается во всем чём угодно, дабы избежать наказания за детскую шалость. Абигайль подтвердит и связь с дьяволом, и назовет его сообщников и сразу же, вместе с подругами встанет «на путь истинный», дабы искупить грехи и остановить разгул темных сил в городе.  

 

Настасья Самбурская рисует образ Абигайль крупными мазками, она очень быстро переключается с роли жертвы, на роль палача, девушка воплощает в себе смесь пороков и какой-то детской наивности, она искренне верит, что можно приворожить любимого, что, убив его жену, она разрушит всё преграды, мешающие воссоединиться ей, и «разжегшему в её сердце огонь», мужчине.  Временами Абигайль похожа на дикого зверька, затравленного волчонка, который смотрит исподлобья на весь мир и ненавидит. Собственное одиночество, страх, невозможность вписаться в рамки здешних устоев делают из молодой девушки настоящее исчадье Ада. Непонятая и обманутая, она крушит всё на своём пути, манипулирует подругами, лжет и заставляет лгать всех остальных.

 

Самбурская только однажды позволяет своей Абийгаль стать маленькой беззащитной влюбленной девочкой. Секундная слабость наедине с возлюбленным, Джоном Проктором, когда девушка рассказывает ему всю правду, про невинные ночные пляски, в самом начале спектакля, дает зрителям возможность понять, что чувствует Абигайль. На мгновения она становится обычным недолюблённым ребенком, который повзрослев, нашел истинное чувство и не верит, что обманулся.

  

Дальнейшие события развиваются крайне быстро, компания подруг действует как единое целое, они указывают на приспешников дьявола, упиваясь собственной властью и на радость взрослым. Благородные мужи, стоящие во главе города, теперь могут решать собственные проблемы при помощи святой инквизиции, всего-то нужно, подговорить девочек указать пальцем на того или иного человека. 

 

Командная работа актрис, исполняющих роли маленьких вершительниц правосудия удивительно слажена. Они чувствуют друг друга, подстраиваются и дышат в одном ритме. Им удается при всём этом сохранить удивительную искренность своих действий, девушки работают в четких рамках, не переходя допустимых границ и не превращая происходящее в фарс, их действия вызывают страх, а не смех.  

 

На судебных заседаниях на заднем плане сцены появляются подвешенные длинные чёрные пальто, как символ уже погибших на виселице людей. Когда приговоры будут выноситься один за другим, десятки чёрных одежд взметнутся над сценой, кто-то будет пытаться надеть на себя одно пальто поверх другого, кто-то просто откинет в сторону чужую верхнюю одежду, словно ненужный мусор.  

 

Одним из самых интересных образов получился у Дмитрия Гурьянова, он исполняет роль приезжего священника, специалиста по борьбе с темными силами, Джона Хейла. Уверенный в себе и своих силах в начале, он сгибается под грузом свершенных судебных разбирательств в конце. Перед свершением последних казней Джон Хейл двигается медленно, сломленный и растоптанный, он чувствует тяжесть происходящего всем телом.

 

На плечи актера накидывают одно за другим тяжелые длинные черные пальто, символ душ приговоренных к смерти людей, каждый шаг будет даваться всё сложнее и сложнее. Дмитрий Гурьянов показывает длинный путь священника от уверенного в себе победителя, до поверженного и раскаявшегося мученика, который уже не в состоянии что-то изменить, но он не может не смириться с разбушевавшийся бурей.

 

Спектакль Голомазова говорит об истинной вере, о способности людей манипулировать чувствами и страхами других, для достижения своих целей. В реалиях судебных разбирательств по статье «Оскорбление чувств верующих» и вынесении обвинительных приговором за «Ловлю покемонов в церкви», история Салема не кажется такой уж далекой и нереальной. 

 

 

 

 

Подробнее ...

Заиндевевшая красота

Форель разбивает лёдВ Гоголь-центре прошли премьерные показы спектакля «Форель разбивает лёд». Это уже 4 спектакль из цикла «Звезда», который рассказывает о творчестве поэтов.

 

Режиссер спектакля Владислав Наставшев сумел рассказать историю жизни Михаила Кузьмина очень нежно и трогательно. Неизменный символ серии работ, присутсвует и в этом спектакле.

 

Сцена, словно опрокинутая, но не упавшая звезда, наклонена к зрителям под углом. Её поверхность практически прозрачная, светло-голубая, с тонкими прожилками – трещинами очень напоминает тронутый весной лёд, по которому предстоит скользить героям спектакля.

 

На гладкой поверхности, за которую кажется невозможно зацепиться, будут балансировать образы из стихотворений поэта, сам Кузьмин, как в молодости, так и в преклонном возрасте, его возлюбленный и другие ожившие в мановение ока люди - воспоминания, то ли из реальной жизни, то ли из фантазий Кузьмина.

 

Один Байрон в меру манерен, обладает удивительным звучным высоким голосом и приковывающим к себе взглядом. Он воплощает поэта нежным, красивым, импульсивным и очень ранимым человеком. Мелодичное растянутое чтение стихов, переходит в пение и обратно, завораживающий звук наполняет пространство, свет отражается от ледяной поверхности сцены, но гармонии длится недолго.

 

Скользкая звезда будто стремиться сбросить с себя героев, чувство опасности не покидает даже в самые романтичные моменты спектакля.

Бессловесный мальчик (прекрасная работа Георгия Кудренко), в которого так влюблен Кузьмин (и которого в свою очередь любит молодая женщина в зеленом платье) то взбирается на вершину звезды и ничком падает за сцену, то срывает с себя одежду, демонстрирую прекрасно сложенное тело и прикрывается лишь пушистым нежно-голубым цветком. В его пластики нет вызова, порочности, только какая-то практически осязаемая красота.

 

Один из самых трагических моментов, когда «мальчик» появляется в зале на высоченных ходулях, он проходит к сцене и пытается подняться, оказаться снова на ледяной поверхности звезды, но ничего не выходит. Он падает на сцену, бьётся в отчаянном порыве, пытается встать на ноги, соскальзывает, пытается снова и снова, пока не сдаётся. В этих беспомощных попытках что-то изменить, кажется пролетает вся жизнь.

 

 

Кузьмин любит, пишет стихи, страдает, снова пишет, уверенно двигается по предначертанному ему пути не оглядываясь, не ища оправданий, искрений, нежный человек, умеющий трогательно и красиво любить.

 

 

Режиссер очень бережно обращается с исходным материалом, музыкальный спектакль Наставшева будто соткан из полу звуков, полутонов и отблесков света, которыми полнилась жизнь незаслуженно обделенного вниманием в наши дни, прекрасного поэта Михаила Кузьмина. 

 

 

 

 

Подробнее ...

Каждая семья безумна по-своему

Апельсины и лимоныНа сцене среди очаровательных баранов, символов особой упёртости некоторых членов семьи Блис, разворачивается комедийная мелодрама в духе американского синематографа.

 

Влюбленные встречаются, расстаются, изменяют себе и своим привязанностям, ссорятся, мирятся и непременно пьют чай, (дело же происходит в Англии).

 

Блисс еще та семейка, здесь вам и художник авангардист, адепт современного искусства (можно предположить по манере письма картин ногой и плеванием чая на почти законченное полотно) и юная поэтесса - кипучая смесь символизма и сопливой девичьей драмы. Благородный отец семейства - романист исследующий жизнь и постигающий человеческую психологию, экспериментируя на живых людях и центр этой вселенной - актриса, ушедшая на покой всего год назад, но прекрасно иллюстрирующая, что бывших актрис не бывает.

 

Евгений Писарев взял для своего нового спектакля "Апельсины и лимоны" пьесу подзабытого московскими театрами Ноэля Коарда - "Сенная лихорадка".  Режиссер оставляет текст практически не тронутым, написанный более полувека назад, он звучит очень живо и современно. Вообще это заведомо выигрышная пьеса, испортит её может только абсолютно безвкусный режиссер и картонная игра актеров.

 

В театре имени Пушкина прекрасная труппа, к тому же спектакль выбран для бенефиса Веры Алентовой (в этом году она справляет юбилей), а Евгений Писарев талантливый художник, умеющий делать легкие, смешные и трогательные спектакли (что, кстати, редко для московских подмостков, где в последнее время в чести глубокомысленные размышления, страдания и многослойные работы). "Апельсины и лимоны" обязан своим название коротенькой задорной песенке, которую исполняет Вера Алентова, аккомпанируя себе на рояле.

 

Спектакль начинается спокойно и плавно, в небольшом поместье, недалеко от Лондона живет актриса Джудит Блис, чей возраст определить невозможно. Она все еще красива, привлекательна и изо всех сил борется с попытками возраста оставить отпечаток на лице.

 

Джудит оставила сцену, приняв решение коротать дни в образе милой селянки, выращивать цветы и смотреть за домом, но новая роль даётся ей с трудом, названия растений всё время вылетают из головы, а привычка менять туалеты выдаёт в ней отнюдь не деревенскую женщину преклонных лет. У миссис Блис двое взрослых детей, утром, пока мать "репетирует" с цветами, они мирно прохлаждаются перед домом на зеленой лужайке среди овец.

 

Сорель и Саймон молоды, полны сил и экспрессии, в ходе разговора выясняется, что Сорель ждёт гостя, приходит мать и сообщает, что рассчитывает провести тихие спокойные выходные со своим юным поклонником, который уже едет, неожиданно Саймон информирует собравшихся, что и к нему должна прибыть подруга. Картину довершает мистер Блис, который отрывается от завершения своего романа, чтобы сообщить, к нему тоже едет молоденькая глупенькая девушка, дабы он смог понаблюдать подобный типаж в жизни, что очень необходимо для работы.

 

С этого момента все летит стремительно, как снежный ком с горы, выясняется, что семья Блисс - отнюдь не самая воспитанная и приветливая семья в Англии, они не способны быть любезными ни только с друг другом, но и с ни в чем не повинными гостями.

Добавляет красок ситуации и горничная Клара (блистательно исполненная Ниной Марушиной), которая всю свою жизнь прослужила в театре костюмершей Джудит и пропиталась сладким ядом закулисья от и до.

 

У Евгения Писарева снова получилось создать прекрасную легкую работу для семейного просмотра. «Апельсины и лимоны» - прекрасный выбор для желающих посмеяться от души и зарядиться позитивом.  

 

 

 

 

 

Подробнее ...

Прощаясь, не проститься

Разговоры после прощанияЗаходя в зал, зрители попадают на окраину небольшого французского городка. На дворе стоит осень, ярко оранжевые, с багряными прожилками кленовые листья не хотят лежать аккуратно убранными у порога.  Они прокрадываются на лестницу, рассыпаются на столе, падают в бочку с дождевой водой и, кажется, пытаются заползти в дом.

 

Окна зашторены, но усадьба не выглядит брошенной, на веранде прибрано, стулья расставлены вокруг деревянного стола.  Дом словно замер в предвкушение, ожидая хозяев, как замирают зрители после третьего звонка.

 

 

В камерном пространстве Малой сцены театра на Малой Бронной состоялась премьера спектакля Михаила Станкевича, «Разговоры после прощания». За основу работы режиссер взял пьесу французского драматурга Ясмины Реза со схожим названием – Разговоры после погребения. Что же погребено в начале пьесы? Тело отца троих, каждый по-своему несчастных, взрослых людей, или отношения влюбленных, которым что-то всё время мешало быть вместе? В этом и предстоит разбираться зрителю на протяжение полутора часов.

 

 

Камерное пространство обладает особой магией, нет границы между сценой и залом, за счет этого весь спектакль смотрится, как история соседей, развернувшейся в один из дней. Актеры обходятся без театральных жестов и надрывных криков, вся красота их работы в полутонах, они рисуют образы легкими мазками, подобно Ренуару или Писсаро.

 

 

Спектакль буквально «дышит» французской провинцией, закипающий глинтвейн, мясное рагу в духовке, сигаретный дым и вино в высоких бокалах, создают необходимый флёр. Когда одна из героинь неожиданно перейдёт с русского языка на французский все совершенно станет на свои места. Работа Станкевича получилась очень атмосферной. Он смог перенести на сцену пьесу Реза не потеряв характерного колорита.

 

 

Мариэтта Цигаль-Полищук выходит на первый план с момента своего появления на сцене. Она немногословна и сдержана в жестах, но то как она держится, как смотрит из под широкополой шляпы и прикуривает сигарету, заставляет смотреть на неё неотрывно. В последующих сценах, когда, казалось бы, внимания зрителя привлечено к другим героям пьесы, очень интересно наблюдать именно за Мариэттой. Порой актриса одной лишь пластикой выражает весь спектр эмоций. Пока вокруг раздаются крики, люди пытаются выяснять отношения, решить проблемы, накапливающиеся годами, Мариэтта сидит в неестественной позе, поглощённая своими мыслями, и её внутренняя борьба много сильнее, чем крики снаружи.

 

 

«Разговоры после прощания» смело можно назвать ансамблевым спектаклем, актеры поочередно передают друг другу главенствование, работают слаженно, двигают действие совместными усилиями. Именно за счет этого, материя спектакля плавно перетекает, погружая зал то в радостные переживания, то в горестные.

 

 

Михаил Станкевич очень точен в распределение акцентов, помогают ему в этом и художник по свету, Нарек Туманян и режиссер по пластике, Рушан Иксанов. Невычурные, естественные, но очень понятные и одновременно красивые жесты в струящемся свете переводят недосказанности в невербальный язык. Создается ощущение, что в этом маленьком французском поместье, достаточно видеть и чувствовать, тогда и слова не нужны. В конце истории возникает вопрос, а может быть и в повседневности стоит больше уделять внимания не словам, но ощущениям?

 

 

 

 

 

 

Подробнее ...

Экспертиза как экспедиция. Встреча с Алёной Карась

 

 Алёна Карась14 июня 19:00

 

 

Встреча с театральным критиком, педагогом ГИТИС, председателем экспертного совета "Национальной театральной премии Золотая маска" Алёной Карась.

 

 

Работа эксперта "Золотой маски" сродни полевым исследованиям. Она сопровождается интуицией, когда из сотен видеозаписей выбираются те, которые стоит проверить вживую.

 

 

"В прошлом году из почти 600 записей были выбраны около 400 спектаклей для живых просмотров. Мы резко сменили задачу, решив, что будем смотреть как большие и всем известные, так и затерянные в на бескрайних просторах ещё мало кому знакомые театры.

 

Это было круто! От Кургана и Кемерово до Шарыпово и Альметьевска, от Мотыгино до Абакана, от Якутска до Архангельска. От Ельца до Севастополя. Какова сегодня жизнь театров в регионах и столицах? Как их можно сравнивать или различать? Как возникает единство контекста?

 

 

О чем сегодня ставят, какие сюжеты и какой театральный язык используют мэтры и молодые режиссеры? Как происходит смена поколений и театральных центров? Есть ли различие столичного и регионального? Обо всем этом и многом другом мы поговорим в Доме Щепкина."

 

 

Вход 300 рублей. 

Дом Щепкина

Москва, ул. Щепкина, д.47, стр.2

 

 

 

 

 

Подробнее ...
Подписаться на этот канал RSS

K2 calendar

« Октябрь 2017 »
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1
2 3 4 5 6 7 8
9 10 11 12 13 14 15
16 17 18 19 20 21 22
23 24 25 26 27 28 29
30 31