Горячие новости

Не последние почести классическому искусству

Выставка Ирвина Олафа. Оммаж Луи Галле

Давайте вообразим, что никто из нас никогда не слышал про голландского фотографа Ирвина Олафа и бельгийского художника эпохи романтизма Луи Галле. Что противостояние голландских оппозиционеров коварному влиянию испанской инквизиции от нас не просто далеко территориально, но и, мягко говоря, давно не актуально. А при беглом взгляде вся эта затея больше напоминает проект с переодетыми отечественными «звездами» в костюмы героев известных картин. Но вдруг выставку берет ГИММ им. Пушкина и нам всем вдруг становится интересно.

Ирвин Олаф, известный и порой скандальный фотограф, балансирующий на грани коммерческой и художественной фотографии взялся за проект по заказу замка Ван Гаасбека. Он заново переосмыслил картину исторического живописца середины XIX века Луи Галле «Последние почести обезглавленным графу Эгмонту и Горну» на тему революции в Нидерландах 1568-1648 годах.

 

Последние почести обезглавленным графу Эгмонту и Горну

В центре экспозиции внушительное по размерам и богатству декораций полотно, но всего лишь интерпретация картины напротив. «Последние почести обезглавленным графу Эгмонту и Горну» руки Луи Галле определенно проигрывают в красочности и колоритности персонажей серии гламурных фотографий Ирвина Олафа.

Здесь и встречаются классическое искусство с современным, молчаливо разглядывая друг друга. На первый взгляд кажется, что одно притворяется другим, стилизация продумана хорошо, даже слишком, все вроде бы оттуда, из тех времен. Но есть одно но. Олаф мог сделать совершенно точную копию картины с помощью моделей, грима и костюмеров и не сказать этим ничего, но выбрал сказать нечто важное и добавил в сюжет свои детали.

Появление двух фигур, жены и дочери графа Эгмонта, добавляют картине еще большей драматичности, превращая фотографию в театральное представление. А из-за спин колоритных брюссельских стрельцов выглядывает голова последнего владельца замка Ван Гаасбека в образе пажа, с любопытством взирающая на происходящее.

 

Noble dame Jehanne fille de feu Monseigneur Lamoral dEgmont92

Впрочем, есть между ними и нечто общее, и это куда интереснее сюжета. Галле изображал историю в той манере, которая была присуща его времени. Олаф сделал тоже самое. Большие парадные портреты отдельных персонажей выполнены почти что в стиле фэшн-фотографии, этот эффект еще больше усугубляют подписи к работам с перечислением вещей и брендов, использованных в кадре. Похоже, по мнению Олафа, современному зрителю куда важнее, что изображено на картине и где это купить, нежели для чего это сделано.

 

Sabine Comtesse dEgmont epeuse et veuve de feu Monseigneur Lamoral dEgmont95

Оммаж в искусстве переводится с французского как поклон или почтение. В данном случае мы видим, как современное искусство отдает должное классическому, к несчастью, обезглавленному и показывает «фигу» всем остальным. Как справедливо замечают именитые искусствоведы, мы живем в век репродукций, копирования, громких высказываний и подмены понятий. Сегодняшнее т.н. искусство может бесконечное количество раз переосмысливать и пережевывать, заново прочитывать и по-новому смотреть на произведения, временем заслужившие свое право на бессмертие, но такой путь почти наверняка обречен оказаться вторичным и мимолетным.

«Последние почести» Ирвина Олафа на вечность не претендуют, но в своеобразной авторской манере говорят нам о нас самих: в погоне за причудливой формой мы перестали искать содержание. И покуда эта тенденция сохраняется, почести в сторону классического искусства совершенно точно никогда не станут последними.

Наталья Паршина

Оставить комментарий

Наверх