Горячие новости

Дискуссия "Свет и движение в искусстве"

свет и движение

В Пушкинском музее прошла дискуссия художника Хулио Ле Парка и куратора Бернардо Москейры, посвященная кинетическому искусству и оп-арту. Краткая вводная такая: Хулио Ле Парк - аргентинский художник, одна из ключевых фигур в истории кинетического искусства. Обладатель главного приза Венецианской Биеннале 1966 года, организатор группы исследования визуального искусства – GRAV (Groupe de recherche d'art visuel). Бернардо Москейра – куратор из Рио-де-Жанейро, директор премии FOCO (Prêmio FOCO), преподает в Школе визуальных искусств Парк Лаже (Parque Lage). Я опоздала на лекцию минут на 15 и прокралась в зал, путаясь в наушниках и рукавах куртки. Показывали мистически красивый видеоряд: оптические инсталляции, множество маленьких зеркал, игра света и тени - в общем, здесь нужно смотреть, а не говорить. Зал был заполнен всеми теми людьми, которые всегда сюда ходят, и которых я так нежно люблю - прекрасные строгие бабушки в очках, увешенные бусами, кольцами и еще бог знает чем, и юные трогательные хипстеры, тоже в очках, очень серьезные. Все сосредоточенно смотрели на экран, боясь пошевелиться. И только какой-то жизнерадостный дедушка все вертелся, смотрел по сторонам и хитро улыбался. Это и оказался Хулио Ле Парк.

 

Потом он поднялся на сцену, и началась дискуссия. Бернардо Москейра расспрашивал художника о его юности, об Аргентине, о его исследовательской группе и даже немного о политике - словом, обо всем. Одним из главных тезисов, на которых базировался разговор, было вовлечение зрителя в экспозицию. Раньше было как, говорил Ле Парк, вот картина, и вот зритель. Между ними какое-то пространство. А мы хотели сделать так, чтобы все могли поучаствовать в выставке, стать ее частью. Он рассказал об одном из своих старых проектов - Salle de jeux (Игровая комната). Это серия инсталляций, в которых зрители могли заставить предметы двигаться - никакого созерцания со стороны, только непосредственное участие. Это было тогда нечто по-настоящему новое, и, что любопытно, подобные инсталляции до сих пор очень актуальны. Ну, вы слышали, как про какую-нибудь выставку говорят: ой, как здорово, можно было все потрогать. Не менее интересный проект - Jeux Enquetes (Разрушение мифов). Здесь Хулио Ле Парк собрал несколько фигур, каждая из которых воплощала определенный образ, а зрителям было предложено сбивать их шарами. Интереснее всего, сказал художник, было наблюдать за выбором зрителей, как они решают, в кого именно кинуть шар. Мне очень понравилась часть дискуссии про биографию - честное слово, все прямо так, как должно быть. Вырос в Аргентине, потом художественная школа, потом переехал в Париж. Там сразу же организовал группу исследования визуального искусства (Groupe de recherche d'art visuel) — GRAV. В ней участвовали другие известные кинетисты: Горацио Гарсия-Росси, Франсуа Морреле, Франциско Собрино. Они, конечно, написали свой манифест: хотим заинтересовать зрителя, заставить его действовать, развивать способность к воображению. Начались совместные выставки и проекты. Все были связаны общей идеей, общим замыслом - это был настоящий расцвет кинетизма. Все были поражены инновационным подходом к игре света и тени, интерактивными выставками, впечатляющими инсталляциями. В какой-то момент Бернардо Москейра отметил, как удивительно менялось искусство Ле Парка на протяжении его творческого пути, а потом задал какой-то длинный вопрос, который я сейчас уже не вспомню. Ле Парк посмотрел на него заинтересованно и сказал: я не очень понял, о чем вы спрашиваете. Но могу ответить. А потом его попросили рассказать про Венецианскую Биеннале. Ой, да вы знает, ответил Ле Парк, там вообще получилось смешно. Мы подготовили инсталляцию для целого зала. Очень трудились и все продумали. Потом оказалось, что нам дадут только половину комнаты. Выяснилось это, естественно, в последний момент. Ну мы и отправили то, что было, а что делать? И каким-то чудом участник, который должен был занимать вторую половину зала, снял свою кандидатуру. Ну и, в общем, вышло здорово. Показали видеоряд с Парижской Биеннале. Посмотрите, сказал Ле Парк, здесь показана инсталляция Морелле. И здесь тоже. И здесь. А все потому, что это он снимал. После видео кто-то задал довольно двусмысленный вопрос: вы хотите передать какую-то мысль, какую-то идею своим творчеством, или просто экспериментируете с формой? Я насторожилась: такой вопрос мне ужасно хочется задать каждому современному художнику. О, да о чем вы, какая мысль, ответил Ле Парк. Я работаю и никогда не знаю, что в итоге получится. На самом деле, я даже запрещаю себе представлять конечный результат, это только все портит. А в конце лекции случилось нечто совершенно для нас неожиданное: он предложил вместе спеть. Весь наш зал, естественно, уткнулся взглядом в коленки, как будто кого-то сейчас вызовут к доске. Ну пожалуйста, сказал художник, я так и не послушал ни одной русской песни. И тогда какая-то девушка с задних рядом начала "Катюшу". Мы все немного подпели и похлопали. Получилось немного абсурдно, но здорово. Было даже жаль уходить.

Другие материалы в этой категории: За что мы любим Эдгара Дега »

Оставить комментарий

Наверх